В Киеве запущен процесс фактической отставки президента Зеленского

В Киеве запущен процесс фактической отставки президента Зеленского

В 1917 году два первых декрета Советской власти были посвящены именно этим двум принципиальном важным вопросам – прекращению войны и решению земельного вопроса. Сейчас ситуация, казалось бы, несколько иная, но самые актуальные вопросы, стоящие перед Украиной, те же самые – о мире и о земле

Отличаются только подходы к цене вопроса. В 1917 году мир нужен был любой целой, сейчас украинцы хотят мира на своих условиях (де-факто это означает войну до победного конца). В 1917 года земля должна была быть разделена между крестьянами, сейчас она уже разделена — нужны только гарантии её сохранения.

Но вопросы эти остаются тесно связанными.

18 февраля Верховная Рада снова приступила к рассмотрению вопроса «о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно оборота земель сельскохозяйственного назначения». Изменения в закон снимают мораторий на куплю-продажу земель сельскохозяйственного назначения. Однако это, разумеется, не полное открытие рынка — владельцами земли могут быть только граждане Украины, акционерные общества из граждан Украины, государство и общины.

Данный законопроект снимает два вопроса. Во-первых, легализуется рынок земли сельскохозяйственного назначения. Он, собственно, и так существует, просто сделки проходят в обход государства. Результат открытия этого рынка вряд ли будет определённым. Некоторые моменты легализуются и даже, возможно, упростятся. Другие — усложнятся. Ожидаемого либеральными экономистами роста ВВП не будет (его может вызвать только вал спекулятивных сделок по полной или завышенной стоимости земли).

Во-вторых, снимается вопрос о покупке украинской земли иностранцами — такая возможность вызывает резко негативную реакцию украинского общества. Справедливости ради надо сказать, что этот момент решён формально — да, напрямую иностранцы права на покупку земли не получают, но остаются разного рода «обходные технологии», в том числе — коррупционного характера. Значительные объёмы земли на Украине и так уже эксплуатируются транснациональными холдингами, действующими через своих доверенных лиц, получающих капиталы в оффшорах.

Самый же главный вопрос, о сохранении собственности украинских крестьян на землю, законом решается в строго противоположном порядке — его введение автоматически повлечёт за собой разгул рейдерства и захватов земельных участков либо силой, либо «за долги». Дело не только в общественном мнении, но и в стабильности ситуации в стране.

На настоящий момент срочное принятие закона заблокировано несколькими тысячами поправок, внесёнными в основном депутатами от «Оппозиционной платформы». Руководство парламента в лице спикера Разумкова настроено на проведение голосования исключительно по регламенту, в результате чего единственным методом ускорения принятия закона является централизованное снятие части поправок.

По утверждению связанного с Офисом Президента телеграм-канала «Легитимный», «одним из условий ОПЗЖ по отзыву своих правок по рынку земли будет официальное вхождение Медведчука в переговорный процесс между Украиной и ЛДНР. Также ОПЗЖ требует кресла в правительстве».

Таким образом, вопросы мира и земли увязываются между собой. Информация «Легитимного», правда, вызывает определенные сомнения — очень трудно себе представить назначение в правительство представителей «Оппозиционной платформы», но, возможно, речь идёт об очень отдалённых бизнес-партнёрах, напрямую с партией не ассоциирующихся.

Так или иначе, но вопрос о земле, похоже, решается через вопрос о мире. Правда, тот же телеграм-канал сообщил, что Россия отказалась обсуждать предложения Ермака относительно модификации Минских соглашений (кажется, Ермак был единственным человеком, который верил в такую возможность), но это даже облегчает поиск компромисса — роль Медведчука даже возрастает.

Впрочем, всё равно схема выглядит собранной «без единого гвоздя».

Во-первых, совершенно непонятно, в чём интерес «Оппозиционной платформы» «сдать» вопрос о земле. Единственное обоснование состоит в том, что закон так или иначе примут — пойдёт ОП на уступки или нет. Но в любом случае это будет поражение. Причём позиция «мы сделали всё, что могли» выглядит даже несколько более выигрышной, чем сделка с властью.

Во-вторых, совершенно непонятно, в чём интерес Офиса президента идти на поклон к «Оппозиционной платформе», если рано или поздно они всё равно все поправки рассмотрят. Зачем платить за то, что можно получить совершенно бесплатно?

Разве что в СН происходят какие-то собственные процессы и «бесплатные» решения не такие уж и бесплатные. В это легко поверить — ведь группа Коломойского, оттёртая сейчас от принятия решений, была против предлагаемой модели земельной реформы.

В-третьих, совершенно непонятно, как привести к единому знаменателю позиции по Донбассу Ермака (который хочет исключить выполнение Минских соглашений) и Медведчука (который хочет существенно расширить действие Минских соглашений — вплоть до федерализации Украины).

Пока что ответов на эти вопросы нет, но есть подозрение, что и ставим их только мы — на высшем киевском уровне стараются разрулить ситуацию, не задумываясь о последствиях. Кстати, такой подход к делу открывает перед Медведчуком, как одним из немногих украинских системных политиков, широкие возможности.

В сущности, в настоящий момент мы имеем зависшую ситуацию, которую пока можно охарактеризовать так: ни мира, ни земли.

Мира достичь невозможно, как показали события вторника, 18 февраля, из-за активных попыток украинских военных расшатать ситуацию на Востоке. Если бы это было не так, зачем было в период «холодного перемирия» посылать диверсионно-разведывательную группу в ЛНР именно в том месте, где произошло разведение войск? И вообще, в период ожидания достижения мира (по Минским соглашениям или по формуле Зеленского, в данном случае — все равно), зачем посылать ДРГ на территорию мятежных республик? Ответ на этот вопрос один — это сделано было с одной целью — сорвать начавшийся мирный процесс. И, в принципе, это ВСУ удалось. Остается только понять по дальнейшим решениям власти, был ли об этом заранее проинформирован Зеленский? Похоже, он единственный в военной вертикали Украины он был единственный, кто об этом не знал. И, похоже, проигнорировали его о планах засылки ДРГ в ЛНР намеренно.

С другой стороны, двухходовка так называемой партии войны прозрачна как никогда: сорвать мирный процесс, а тем временем продолжать наблюдать, что будет происходить в парламенте. Пока идет эта затянувшаяся земельная часть процесса, либо ишак сдохнет, либо падишах сам уйдет в отставку. Потому что если Зеленскому, то бишь главнокомандующему, не подчиняется армия, которая действует вопреки его мирным намерениям, тогда, какой он президент? И вообще, чем он еще руководит в стране, кроме Офиса на Банковой? Кстати, и министр МВД Аваков (возглавляющий второе после армии по численности и организованности вооруженное формирование Украины после ВСУ), вопреки Зеленскому заявляет на телевидении свой план умиротворения Донбасса, который в полной мере можно назвать «карательной операцией» (закон о коллаборантах, т.е. об избирательных репрессиях после возвращения Донбасса в состав Украины).

В этом смысле, буквально «земля уходит у Зеленского из-под ног». Принять-то закон о земле он может (с помощью фракции «Слуга народа»), да кто ж его будет исполнять и контролировать это исполнение, если и МВД против президента?

Так что все, что сейчас происходит в Киеве, можно охарактеризовать как начавшийся процесс не юридической, а фактической делегимитации президента Зеленского.

И в этой ситуации вырастает зловещая фигура не его предшественника Петра Порошенко, а того, кто может прийти после него, то есть — Арсена Авакова…

Захар Виноградов

Комментарии