Ирак 2020 – кто кого?

Ирак 2020 – кто кого?

Влияние США на процессы в Ираке достигло минимального с 2003 года уровня

Ирак не первый год является ареной схватки США и Ирана за влияние, но последние недели принесли обострение, грозящее взорвать весь Ближний Восток. Массовые протесты, начавшиеся в Ираке 1 октября, спадали лишь на короткое время, затем вновь набирали силу. В стране отсутствует работоспособное правительство. Парламент, силы безопасности пребывают в прострации…

И Вашингтон, и Тегеран стремятся использовать недовольство иракцев положением в стране в своих интересах. Некоторые эксперты полагают, что к нападениям на иранские диппредставительства в Басре, Неджефе и Кербеле приложили руку спецслужбы Саудовской Аравии – ещё одной страны, которая называет Иран своим противником и является давним союзником США.

Демонстрации сопровождаются насилием с применением огнестрельного оружия. По данным на 20 декабря 2019 года, в ходе столкновений погиб 551 человек, 24311 человек ранены. С начала октября заметно возросла террористическая активность: в октябре и ноябре от актов террора погибли 645 человек. За декабрь данных ещё нет, однако показательно, что боевики запрещённого в России «Исламского государства»* применяют старую тактику. 25 декабря три СВУ были подорваны в разных районах Багдада, пострадали не менее 12 мирных жителей. 26 декабря террористы устроили «свой» КПП на шоссе между провинциями Киркук и Салах эд-Дин – убиты шесть человек, находившихся в подъехавшем микроавтобусе. Отмечены случаи атак на шиитских ополченцев, сотрудников МВД и военнослужащих. По числу погибших от вооружённого насилия страна возвращается к уровню 2010 года.

С конца октября одной из приоритетных целей нападений стали объекты с американским военным присутствием – они подвергались ракетно-миномётным обстрелам 11 раз. 27 декабря в результате атаки, осуществлённой с использованием неуправляемых реактивных 122-мм снарядов, на базе К-1 в провинции Киркук один гражданин США (сотрудник ЧВК) погиб, несколько американских военнослужащих получили ранения. Президент Д. Трамп счёл это личным выпадом против него; по указанию Трампа самолеты ВВС США F-15 вылетели с авиабазы в Иордании и нанесли удары по пяти полевым лагерям «народного ополчения» в районе г. Аль-Каим на сирийско-иракской границе. Погибли не менее 32 человек, свыше 50 получили ранения. В Вашингтоне назвали эту атаку предупреждением.

Однако США, несмотря на всё своё преимущество, объективно не готовы вести полномасштабную войну с Ираном. Трамп – не тот человек, который умеет просчитывать военно-политические нюансы, тем более в далёком, диковинном для него районе мира, а ковбойская манера ведения бизнеса, перенесённая в Овальный кабинет, может сыграть с ним злую шутку.

В ряде докладов «мозговых центров» признаётся, что влияние США на процессы в Ираке достигли минимального с 2003 года уровня. 6 декабря Госдеп США направил в комитет по внешним связям сената план по сокращению численности дипломатического персонала в Ираке на 28% к концу мая 2020 года. Внесены также предложения сократить численность военного контингента и количество персонала USAID. Вашингтонские ястребы встретили эти инициативы в штыки.

Спустя несколько часов после похорон жертв американского удара по позициям «шиитских ополченцев» в Багдаде произошли события, многократно ускорившие реализацию самых неблагоприятных сценариев Госдепа. Толпа разъярённых сторонников «ополченцев» прорвала наружный периметр безопасности посольства США и учинила погром, уничтожив камеры наблюдения, элементы защиты и устроив локальные возгорания. За этим наблюдали прибывшие руководители «народного ополчения», включая лидеров самых радикальных группировок – «Бадр», «Асаиб аль-Хак» и «Кятаиб Хизболла».

Ситуация для американцев сложилась критическая. Посол и основная часть дипломатов экстренно покинули дипмиссию на вертолётах. Остающиеся во внутреннем периметре заняли огневые позиции, им на помощь срочно прибыли более 100 морских пехотинцев с задачей не допустить прорыва в служебные помещения и обеспечить сохранность секретных документов. Усиление было переброшено конвертопланами MV-22 «Оспрей» из Кувейта, куда, в свою очередь, ожидается прибытие до 4000 военнослужащих Корпуса морской пехоты США. Демонстранты не стали штурмовать внутренний периметр посольства, но установили палатки вокруг посольства и перешли к его осаде.

В Тегеране не намерены уступать американцам. Свидетельством тому является изменение баланса сил в законодательном собрании Ирака – парламентское большинство, которым ранее обладал блок «Саирун» Муктады ас-Садра, перешло к коалиции «аль-Бина». Перевес составляет всего один голос, но этого достаточно, чтобы самая многочисленная фракция парламента выдвинула кандидата на пост главы правительства, который в случае утверждения должен в течение месяца сформировать новый кабинет министров.

Смена лидера парламентского большинства может объясняться и недостаточной лояльностью М. ас-Садра Тегерану. Как утверждали некоторые источники, генерал К. Сулеймани перед отъездом в Ирак в канун нового года встретился с лидером блока «Саирун» и открыто угрожал тому физической ликвидацией: якобы генерал напомнил о недавней атаке дрона на дом клерика в ан-Неджефе и заметил – второй ошибки не будет.

В ночь на 3 января в результате американской бомбардировки аэропорта в Багдаде генерал Касем Сулеймани был убит.

24 декабря власти Ирака сделали очередную вынужденную уступку манифестантам: парламент одобрил новый закон о выборах, которым разрешено выдвижение независимых кандидатов (ранее было возможно баллотироваться лишь по партийным спискам). Беспартийный глава правительства страны – одно из главных требований улицы. Здесь нужно сказать, что события «Великой октябрьской революции» в Ираке имеют все признаки технологии «цветных революций» – этого порождения теории «управляемого хаоса».

Среди мирных демонстрантов много провокаторов, выполняющих планы, согласованные по месту и времени. С одной стороны, есть оправданное недовольство народа положением в стране, с другой – налицо попытки использовать массовое движение в узкогрупповых интересах и манипулирование толпами. Используются самые современные технологии: проведена кибератака на официальный сайт федерального правительства, заблокированы сайты ряда ведомств, включая министерства обороны, нефти и здравоохранения, в сети размещаются угрозы военного переворота…

Улица выдвигает либо неисполнимые, либо диаметрально противоположные требования, легко меняя антииранские лозунги на «Смерть Америке!». Требуя премьер-министра, «представляющего не партию, а весь иракский народ», демонстранты отклоняют любые представленные кандидатуры. Получив большинство в парламенте, блок «аль-Бина» (лидеры – Хади аль-Амири и Нури аль-Малики) предложил свою кандидатуру на пост премьера (Асад аль-Идани – проиранский губернатор провинции Басра), но последовала реакция демонстрантов: «Нам не нужны политики, защищающие интересы Ирана – по сути, они не иракцы, а иранцы». В итоге президент Бархам Салих заявил, что не поддержит этого кандидата и предпочтёт уйти. Отставка главы государства – ещё одно из требований демонстрантов, обвиняющих президента в наличии иностранного гражданства (Б. Салех является членом Политбюро одной из крупнейших партий Курдской автономии).

Манифестанты пытаются подменить собой и конституцию, и судебную систему, и экономический блок. Они выдвинули требование казнить генерал-лейтенанта Дж. аш-Шаммари (обвиняется в причастности к гибели 23 протестующих в провинции Зи-Кар) и заключить соглашение с Китаем на реконструкцию Ирака в обмен на нефть. Фактически демонстранты настойчиво проводят линию на разрушение основ государственности. Многие акции направлены на причинение максимального ущерба экономике – на юге страны продолжаются попытки блокировать нефтяные месторождения, порты Умм-Каср и Хор эз-Зубеир. 23 декабря толпы агрессивной молодежи в третий раз за два месяца ворвались на территорию электростанции в провинции Кербела. В тот же день тысячи протестующих перекрыли мосты и автодороги, блокировали работу общественных зданий в крупных городах пяти провинций. Прекращено строительства нефтепровода из Басры в Иорданию.

Всё это превращает попытки что-либо прогнозировать по Ираку в неблагодарное занятие. Ясно одно – ожидать скорого поступления хороших новостей из этой страны не приходится.

Антон Веселов

Комментарии