Заявления Эрдогана о Крыме ввели Зеленского в заблуждение

Заявления Эрдогана о Крыме ввели Зеленского в заблуждение

В ходе переговоров между лидерами Украины и Турции президент Реджеп Тайип Эрдоган сделал ряд противоречивых заявлений. С одной стороны, он выступил за реализацию Минских соглашений и призвал к миру на Черном море. С другой стороны, Эрдоган вновь отказался признавать Крым российским и поддержал идею членства Украины в НАТО. Какие цели преследует президент Турции и как на это реагировать России?

Накануне президент Украины Владимир Зеленский прибыл в Стамбул, где провел переговоры со своим коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. По итогам саммита президент Турции высказался в поддержку Минских соглашений и урегулирования конфликта в Донбассе дипломатическим путем, а также призвал «сохранить Черное море как море мира, покоя и стабильности, не допустив увеличения градуса напряжения в нашем регионе».

Вместе с тем турецкий лидер поддержал перспективу членства Украины в НАТО, напомнив о том, что Анкара поддерживает территориальную целостность и суверенитет своего соседа. «Наша принципиальная позиция – непризнание аннексии Крыма. Мы подтвердили поддержку «Крымской платформы», которая призвана объединить земли Украины. Желаем, чтобы эта платформа стала решением для крымских татар и Украины», – указал Эрдоган.

Кроме того, представители Киева и Анкары обсудили сотрудничество в сфере обороны, включая поставки БПЛА Bayraktar. Однако в этой связи Эрдоган поспешил подчеркнуть, что взаимодействие стран в военной сфере «не направлено против третьей стороны», а в воскресенье добавил: «Турция желает, чтобы Россия и Украина как можно скорее урегулировали существующие разногласия мирным путем».

«Постеснялся бы, – отмечает по этому поводу сенатор Алексей Пушков. – В условиях, когда турецкие беспилотники могут быть использованы Украиной только на одном направлении – против ДНР и ЛНР, которые в случае украинской агрессии защитит Россия, заявление о том, что поставки турецкого оружия «не направлены против третьих стран» звучит фальшиво и цинично. Этот «реверанс» Анкаре зачесть невозможно – пустые слова. Военное сотрудничество с Украиной любой страны непременно и неизбежно направлено против России. И это очевидно как с «реверансами», так и без».

В свою очередь киевский политолог Михаил Погребинский назвал действия Эрдогана «классической восточной политикой». «А Восток, как известно, дело тонкое. В его заявлениях нет противоречий, потому что он пытается лавировать между крупными внешними игроками. Например, если Эрдогану важно сохранить приемлемые отношения с Путиным, он высказывается в поддержку Минских соглашений. А если ему важно сохранить экспорт беспилотников – он может сказать что-то приятное для Зеленского», – сказал Погребинский. «Что касается якобы поддержки членства Украины в НАТО – этот сигнал адресован не столько России, сколько Германии и Франции.

Здесь можно вспомнить известную фразу, приписанную Бродскому: «Если Евтушенко против колхозов, то я – за». То есть если Берлин и Париж выступают против вступления Украины в НАТО, тогда Турция занимает противоположную позицию.

Мы прекрасно знаем, в каком состоянии находятся отношения Турции и Запада, особенно после скандала со стулом для Урсулы фон дер Ляйен и тем, как Эрдоган раздражает Вашингтон своим сотрудничеством с Россией», – добавил политолог.

«Поэтому я не вижу каких-то значимых достижений по итогам визита президента Украины в Стамбул. Это лишь продолжение политики Зеленского, которая на 90% состоит из пиара. А Эрдоган просто маневрирует исходя из своих интересов», – заключил Погребинский.

В то же время киевский историк и политолог Владимир Скачко увидел в визите Зеленского некую дань украинским историческим традициям. Он напомнил, что еще в XVII веке запорожские казаки активно искали покровительства Турции. Некоторым из них это удалось, например, гетману Правобережной Украины Петру Дорошенко, перешедшему в подданство султана Мехмеда IV.

«Но Зеленский, видимо, не знает, чем обычно заканчиваются подобные истории. Он продолжает бороться с Россией в неомазепинском стиле, пытаясь заручиться поддержкой извечных противников Москвы. На современном этапе кто-то подсказал президенту Украины идею сыграть на пантюркистских взглядах турецкого султана. Но в силу своей глупости Зеленский не понимает, что для Эрдогана Крым – это не территория Украины и даже не территория России. Крым для него – это территория Турции, а некоторая часть крымских татар – опора и поддержка политики Эрдогана в регионе», – отмечает собеседник.

«Потому украинским политикам не видать Крыма как собственных ушей, а слова Эрдогана не должны вводить их в заблуждение. Да, они пытаются с помощью «Крымской платформы» проводить разные дипломатические встречи, но все это лишь имитация бурной деятельности на фоне эмоционального перевозбуждения. Пусть лучше пьют успокоительное», – иронизирует Скачко.

«Зеленский в последнее время действительно совершает немало зарубежных визитов, где нижайше просит любой поддержки, – соглашается донецкий историк и политический обозреватель Владимир Корнилов. – Недавно он ездил с той же целью в Катар, теперь собирается ехать к Макрону. Сейчас любую поездку Зеленского можно воспринять как воссоздание вековых традиций по аналогии с действиями запорожских гетманов, которые искали покровительства Польши, Турции, Франции, но чаще всего – России».

«При этом заявления Эрдогана не стали сюрпризом для Москвы, – убежден гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. – Его слова поддержки в адрес Киева преследуют лишь торгово-экономические цели и ничего для него не стоят, он ничем не жертвует».

«Но главное, что было сказано Эрдоганом – это желание сохранить мир в Черном море. Сейчас для Турции предпочтительнее увидеть какие-то договоренности, снижающие угрозу возможной эскалации и риски несанкционированных столкновений, которые, к сожалению, возможны. Здесь турецкая позиция близка к российской», – указал Кортунов.

«Для Турции Черное море действительно приобретает особое значение, особенно в условиях строительства Стамбульского канала», – добавляет профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, эксперт клуба «Валдай» Станислав Ткаченко.

«Месяц назад Эрдоган энергично смотрел на эту тему, но затем внешние игроки и военные внутри страны его попридержали, что называется. Потому его высказывание о мире на Черном море соответствует букве и духу конвенции Монтре. Очевидно, что Киеву эта позиция не нравится, но поскольку Россия главный бенефициар этой конвенции – нас такой подход устраивает. И хорошо, что Эрдоган это подтвердил», – резюмировал Ткаченко.

Комментарии