Навальный и белорусская оппозиция стали главной заботой Литвы

Навальный и белорусская оппозиция стали главной заботой Литвы

Хамское по отношению к России высказывание главы МИД Литвы об «отравлении» российского оппозиционера Алексея Навального привело к дипломатической пикировке с посольством РФ. В это же время Литва устраивает акции солидарности с белорусской оппозицией и организует ее лидеру Светлане Тихановской встречи с видными западными деятелями. Своим поведением официальный Вильнюс создает ассоциации с любопытной бабкой на лавочке у подъезда, которая от отсутствия собственной личной жизни лезет в дела соседей.

«Навальный в коме. Власть намеренно затягивает постановку диагноза и отказывает Алексею в транспортировке в немецкую клинику. Типичный пример отношения Кремля к человеческой жизни. Похоже на попытку замести следы», — написал в пятницу министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс об «отравлении» российского оппозиционера.

Ко времени появления этого «твита» договоренность о транспортировке Навального в Германию уже была достигнута, и после того как вечером того же дня лучшим врачам из московских мединститутов удалось стабилизировать его состояние, «отравленный режимом» борец с оным вылетел на частном самолете из Омска в Берлин.

То есть глава литовской дипломатии в очередной раз произвел неприличный звук в лужу.

На что ему и указали в российском диппредставительстве.

«Глава литовской дипломатии, допуская применение таких оскорбительных выводов, как «власти намеренно тянут время», «типичный пример отношения Кремля к человеческой жизни», «попытка замести следы», очевидно, понимает, что подобные обвинения предполагают либо доказательства, либо извинения», — заявило посольство России в Вильнюсе.

Конечно, ни доказательств, ни извинений от Линкявичюса не будет.

Литовская внешняя политика отличается таким «убойным» сочетанием наглости, трусости, инфантилизма, готовности устраивать провокации и тут же бежать жаловаться «старшим» на то, что обижают, что ждать от Вильнюса взрослого ответственного поведения нельзя в принципе.

Лучшее доказательство тому — поведение Вильнюса в белорусском кризисе. Руководство Литвы после президентских выборов и начала протестов в соседней стране первым делом заявило, что не должно быть вмешательства во внутренние дела Беларуси, а Москва может вмешаться… и тут же оголтело полезло вмешиваться само.

«Бывший президент Беларуси теперь просит Путина о помощи. Против кого? Против собственных людей, несущих цветы по улице?», — написал тот же Линкявичюс в том же «твиттере», подтвердив тем самым, что Литва в дела Беларуси не вмешивается, а Россия вмешивается, хотя не российский министр иностранных дел, а литовский называет Лукашенко бывшим президентом.

Президент Литвы Гитанас Науседа тем временем написал план политического урегулирования в Беларуси, презентовал этот план перебравшемуся в Литву кандидату в президенты Светлане Тихановской, а затем похвастался эстонской коллеге Керсти Кальюлайд, что благодаря его плану кровопролитие на улицах Минска удалось остановить.

«Мы немного приостановили кровопролитие, я надеюсь, что оно вскоре будет полностью остановлено. По дипломатическим каналам мы получаем определенные сигналы, свидетельствующие о том, что наши предложения рассматривают, оценивают. Повторяю, что наилучший ответ на наши предложения — это происходящие реальные перемены», — сообщил Науседа.

При этом белорусские власти ничего не говорили о том, что им из Вильнюса присылали какой-либо план. Тем более — что они руководствовались им при принятии решений. Единственный, с кем президент Литвы достоверно обсуждал свою программу политического урегулирования, это Тихановская и ее команда.

Так что если Науседа не врет (а не может же целый президент Литвы врать), то его заявление можно трактовать единственно возможным образом.

Он оказал влияние на подконтрольную Вильнюсу белорусскую оппозицию, и та отказалась от уличных беспорядков в пользу ненасильственных акций протеста.

Учитывая, что Вильнюс лет 15–20 как заслужил звание столицы белорусской оппозиции, звучит вполне правдоподобно.

Поэтому, когда посол Литвы в Москве заявляет, что Литва не вмешивается во внутренние дела Беларуси, это звучит издевательством. Литва каждый раз подтверждает, как она «не вмешивается».

Организация встреч Тихановской с западными функционерами от французского «буревестника демократизаций» Бернара Анри-Леви до заместителя госсекретаря США. Объявление Лукашенко персоной нон-грата в Литве. Живая цепь в поддержку протестов от Вильнюса до белорусской границы. Планы организовать белорусов в такую же живую цепь от Вильнюса до Киева — через всю территорию Беларуси.

И это только поведение в период конкретно нынешнего кризиса. Что уж говорить о долговременных форматах поддержки российской и белорусской оппозиции, будь то Форум свободной России в Вильнюсе или приглашение на постоянное место жительства туда же белорусских оппозиционных структур.

Литовская власть своим пристальным вниманием к внутренней политике России и Беларуси напоминает старую бабку на лавочке у подъезда, которая от отсутствия собственной личной жизни сует нос в дела соседей.

Что там случилось с Навальным, для литовских руководителей интереснее собственной ситуации с коронавирусом. Раскачать Беларусь на общенациональную забастовку важнее грузооборота Клайпедского порта, больше трети которого составляют белорусские грузы.

Саму Литву уже ничего не ждет. Ее политическая система законсервирована: после каждых выборов серые и никакие сменяют серых и никаких. В экономике Евросоюз гарантирует минимальный объем финансовой помощи, чтобы можно было волочить ноги и не помереть с голоду. Общество надежно защищено от социального взрыва массовой эмиграцией.

Так что все, что остается — это потихоньку стареть, вымирать и пить (Литва находится на первом месте в мире по алкоголизму). И, чтобы остаток жизни не был совсем уж унылым, подглядывать в замочную скважину за соседями.

Александр Носович

Комментарии