Что теперь ждет Беларусь: итоги первых недель протеста

Что теперь ждет Беларусь: итоги первых недель протеста

Белорусская оппозиция обещает на выходные новые масштабные акции протеста. За первые две недели после выборов «блицкриг» противникам Александра Лукашенко осуществить не удалось, однако позиции президента Беларуси всерьез пошатнулись. Прощаться с Лукашенко пока рано, однако рано прощаться и с массовым общественным недовольством, которое будет сохраняться и обретать новые проявления.

Насилие как катализатор протестов

Брутальные столкновения с силовиками на улицах Минска и других городов начались уже вечером 9 августа и продолжились на следующий день. Одновременно по всей республике «лег» интернет, очевидно, с целью нарушить координацию действий протестующих.

В результате беспорядков, по оценкам, было задержано до 7 тысяч человек. Однако это не только не остановило протесты, но и усугубило ситуацию для действующей власти, поскольку, как только был вновь включен интернет, тут же стала распространяться информация не просто о жестких задержаниях, но об издевательствах силовиков над задержанными.

Это стало настоящей информационной бомбой, взрыв которой нанес очередной удар по позициям А. Лукашенко как внутри страны, так и за рубежом.

Поняв, что перегнули палку, власти сдали назад. В результате остаток прошлой недели превратился в Беларуси в настоящий праздник непослушания. Улицы белорусских городов были фактически отданы на откуп протестующим. Многочисленные и рассредоточенные в пространстве акции проходили практически круглосуточно, сопровождаемые сигналами автомобилистов. Кульминацией протестов стала воскресная акция у стелы «Минск — город-герой», которая, по оценкам, собрала до 200 тысяч участников и уже была названа самой многочисленной в истории независимой Беларуси.

К оглавлению

Власть включается в противостояние

Белорусская система власти никогда не сталкивалась со столь открытым и массовым протестом, поэтому поначалу в коридорах власти царила настоящая растерянность, и даже создавалось впечатление, что управленческая вертикаль вот-вот посыплется. Публично подал в отставку и поддержал протесты ряд чиновников среднего звена. Продолжился исход журналистов и ведущих с государственного телевидения.

Самой крупной фигурой из властной обоймы, поддержавшей протест и даже решившей стать одним из его лидеров, стал директор театра имени Янки Купалы Павел Латушко. В прошлом он занимал посты пресс-секретаря белорусского МИД и министра культуры, побывал послом в Польше и Франции. Латушко был одним из немногих государственных служащих, кто предпочитал публично изъясняться по-белорусски, за что всегда пользовался авторитетом в кругах белорусской оппозиции и националистически настроенной интеллигенции.

Однако к настоящему времени можно констатировать, что вертикаль власти устояла.

Во многом это связано с обезличенностью и анонимностью белорусского протеста, отсутствием сильных лидеров и организаций, способных его поддержать и институционализировать. Тихановская покинула Беларусь в первые дни после выборов, а ее штаб вел себя достаточно пассивно. Только в начале этой недели был образован некий координационный совет по трансферу власти, куда вошли представители штаба Тихановской, Латушко, общественные активисты и деятели культуры, в основном националистической и западнической направленности.

Однако каким образом этот штаб намерен осуществлять трансфер власти, по-прежнему непонятно. А. Лукашенко идти на переговоры не намерен, более того, расценил деятельность совета как попытку захвата власти, пригрозив ответными мерами. После недолгого замешательства чиновники уже сориентировались, на чьей стороне сила, а значит, рассчитывать на переход на сторону протестующих, к примеру, местных органов власти, как это было на Украине в 2014 году, не приходится.

Если оппозиция не сможет развить дальнейший успех, уличный протест скоро выдохнется.

Последняя ставка, которая может сработать, это организация массовой забастовки на крупных государственных предприятиях, остановка которых может вновь запустить процесс расшатывания властной вертикали. Однако и здесь успехи у оппозиции достаточно скромные — брожение среди рабочих, безусловно, идет, но в массовое забастовочное движение оно пока не переросло.

Две недели после выборов продемонстрировали масштаб общественного недовольства, охватившего Беларусь. Однако переоценивать его также не стоит.

Несмотря на то, что активных сторонников А. Лукашенко в белорусском гражданском обществе так и не появилось, если не считать организованные при помощи административного ресурса митинги, резерв его пассивной поддержки по-прежнему велик.

Апелляция А. Лукашенко к стабильности и предсказуемости находит отклик среди тех, кто боится резких политических перемен и возможных катаклизмов, связанных с ними. И таких людей по-прежнему немало.

К оглавлению

Идеологическая и геополитическая борьба

На первый взгляд белорусский протест имеет сугубо внутренний характер и никак не связан с идеологическим и геополитическим противостоянием, как это было на Украине. Однако положение Беларуси таково, что это противоречие неизбежно возникнет.

Несмотря на то, что протест в Беларуси позиционируется как широкий общественный фронт за демократические перемены, ни от кого не укрылось то, что практически сразу же он окрасился в цвета националистического бело-красно-белого флага, а его организаторами и координаторами оказались лица практически исключительно из прозападно-националистической тусовки.

Этим сразу же воспользовался А. Лукашенко, резко отошедший от привычной в последние годы многовекторной риторики и выступивший в подзабытом уже амплуа основного защитника интересов России и русскоязычного населения Беларуси от угрозы националистического реванша.

Более того, на митингах в поддержку Лукашенко даже замелькали флаги в цветах георгиевской ленты, на использование которой на официальных мероприятиях было давно наложено негласное табу.

Кроме того, в интернете начали активно обсуждать приписываемую штабу Тихановской программу, в которой предполагаются выход Беларуси из всех интеграционных объединений с Россией, ограничение использования русского языка, а также запрет российских СМИ в Беларуси. Все это вынудило представителей координационного совета оправдываться и говорить, что они за дружеские и конструктивные отношения с Россией.

Таким образом, пророссийская часть белорусского общества оказалась ценным ресурсом, в борьбу за который включились как власть, так и оппозиция.

Что касается России и Запада, то они изначально не планировали активное вмешательство во внутренние дела Беларуси и продолжают придерживаться этой линии. При этом каждая сторона играет привычную роль.

Москва поддерживает А. Лукашенко, хотя делает это весьма сдержанно, что неудивительно, учитывая фактический саботаж дорожных карт по углублению интеграции и скандал с 32 «вагнеровцами». Тем не менее Кремль остается верен своему «моральному кодексу», не допускающему поддержки уличных протестов.

Европа, наоборот, выражает поддержку протестующим, осуждает фальсификацию выборов и насилие со стороны силовиков и грозит санкциями А. Лукашенко и другим должностным лицам. Однако реакция ЕС и США также остается предельно сдержанной, если не сказать вялой. Сценария «белорусского Гуайдо», которого ожидали многие наблюдатели, когда Запад признал бы Тихановскую избранным президентом, так и не произошло.

Очевидно, что и Россия, и Запад, у которых сейчас хватает собственных внутренних проблем, не хотят обострения из-за Беларуси и предпочитают сохранять статус-кво, продолжая вялые геополитические бодания на белорусском направлении.

Россия наверняка попробует обеспечить более тесную геополитическую привязку Беларуси, пользуясь тем, что Лукашенко вновь нерукопожатен на Западе. Запад, со своей стороны, постарается не допустить этого и продолжит поддержку прозападного гражданского общества, а также сохранит контакты с белорусскими элитами, прежде всего через министра иностранных дел В. Макея, который остается на своем посту.

Однако в эти мирные планы внешних игроков вполне может внести коррективы ситуация внутри самой Беларуси, которая по-прежнему остается неспокойной и нестабильной.

Система власти, выстроенная А. Лукашенко, получила наиболее сильный удар за все время своего существования. Ее легитимность подорвана не только в глазах Запада, но и в глазах значительной части собственного населения.

При этом власть демонстрирует негибкость и намерена функционировать в прежнем режиме, как будто ничего не произошло. Однако общественное недовольство, прорвавшееся в эти августовские дни, никуда не исчезнет. А впереди осень, которая в Беларуси не будет простой: республику наверняка накроет вторая волна коронавируса, которая будет проходить на фоне экономических неурядиц, обусловленных как общемировой ситуацией, так и возможными новыми санкциями со стороны Запада.

Поэтому весьма вероятно, что нынешние белорусские волнения могут оказаться предвестниками куда более серьезного политического шторма.

Всеволод Шимов

Комментарии