Польская ложь об Августовской облаве против бандподполья

Польская ложь об Августовской облаве против бандподполья

Варшава старается придать истории Августовской облавы международный характер

12 июля Польша на государственном уровне отметила День памяти жертв так называемой Августовской облавы. Эта дата была введена в календарь официальных дат Польши решением Польского сейма в 2015 году.

В этот день в 1945 году подразделения Смерш 3-го Белорусского фронта при поддержке войск НКВД, армии и органов безопасности Польской Народной Республики приступили в Августовском повяте недалеко от границы с Белорусской ССР к спецоперации по нейтрализации банд польского антисоветского подполья. Операция охватывала 3,5 тыс. кв. км и более 100 населённых пунктов, в ней участвовали 40 тыс. советских военнослужащих.

Польский институт национальной памяти (ПИНП) в 2016 г. приступил к расследованию тех событий и готовит официальное обращение к Российской Федерации с просьбой предоставить следствию необходимые архивные материалы. Ранее ПИНП обращался за юридической помощью к Соединённым Штатам и запрашивал у Белоруссии разрешения на проведение на её территории эксгумационных работ в рамках расследования, однако Минск в этом отказал.

Сегодня Августовскую облаву называют в Польше «второй Катынью», утверждая, что это было самым крупным «преступлением Советов» против Польши после Второй мировой войны и актом геноцида польского народа.

О каком «геноциде» можно вести речь, если из 7049 задержанных в ходе спецоперации домой были отпущены 5115 человек, т. е. 70%? Если Августовская облава – акт геноцида, почему Смерш и НКВД не ликвидировали пойманных в облаве поляков? Зачем проводили тщательное расследование, чтобы не допустить наказания невиновных?

Арестованы и впоследствии приговорены к высшей мере наказания были только 592 человека, в отношении которых имелись неопровержимые доказательства причастности к убийствам советских и польских военнослужащих и мирных граждан, снабжения бандподполья информацией, оружием, продуктами, медикаментами. Казнили не невинных людей, а хладнокровных убийц, их пособников и осведомителей. Ещё 252 задержанных литовской национальности были переданы органам НКВД Литовской ССР.

Почти все арестованные входили в так называемую Гражданскую Армию Крайову (Armia Krajowa Obywatelska), созданную на базе отрядов Армии Крайовой (АК), не выполнивших изданный в январе 1945 г. приказ командующего генерала Окулицкого о роспуске АК. Гражданская Армия Крайова (ГАК) атаковала тылы советских войск, расстреливала польских чиновников, сотрудников силовых ведомств. Достаточно было работать кассиром, врачом или банковским служащим, чтобы получить пулю за сотрудничество с «советскими оккупантами».

Об облике задержанных многое говорят биографии командира лесных отрядов ГАК майора Зигмунта Шендзеляжа (Zygmunt Szendzeliarz) и некоторых других видных членов ГАК. Шендзеляж зимой 1944 г. участвовал в переговорах АК с гитлеровцами на тему совместной борьбы против советских войск. Он приказывал расстреливать на месте даже советских военнослужащих-женщин. Шендзеляж предал огню белорусские деревни Вилюки и Потоки, а евреев убивал за их национальность. Ликвидационная ячейка банды Зигмунта Блажеевича казнила белорусов в деревне Ивановка.

Капитан Владислав Лукасюк (Władysław Łukasiuk) застрелил другого боевика за отказ участвовать в убийствах сотрудников польских спецслужб. Подпоручик Станислав Мархевка (Stanisław Marchewka) специализировался на убийствах и грабежах инкассаторов.

Позже ГАК влилась в состав организации «Свобода и независимость» (Wolność i Niezawisłość). Эта организация, состоявшая на бюджете ЦРУ, устраивала диверсии и распространяла слухи о скорой войне США, Великобритании и ФРГ против СССР. 28 мая 1946 г. её боевики совершили совместно с бандой УПА* (запрещена в РФ) налёт на деревню Грубешув, расстреляв польских и советских солдат.

Польская академия наук в 2016 г. издала книгу историка ПИНП Павла Рокицкого «Глинчишки и Дубинки. Военные преступления на Виленщине в 1944 г. и их последствия в современных польско-литовских отношениях» (Glinciszki i Dubinki. Zbrodnie wojenne na Wilenśczyźnie w polowie 1944 roku i ich konsekwencje we współczesnych relacjach polsko-litewskich). Глинчишки и Дубинки – литовские деревни, подвергшиеся нападению банды Шендзеляжа. Рокицкий доказал, что бандиты из ГАК не останавливались перед изнасилованиями, грабежами, расправами над стариками, детьми и женщинами. Книгу Рокицкого быстро положили под сукно.

Варшава старается придать истории Августовской облавы международный юридический характер. Запущен тематический информационный ресурс, посвящённый этой тематике на польском, английском и русском языках.

ПИНП грозит выявить адреса живых участников облавы и привлечь их к уголовной ответственности. В современной Польше бандиты легко становятся героями, их жертвы – виноватыми в собственной смерти. А те, кто бандитов покарал, объявляются оккупантами.

Владислав Гулевич

Комментарии