Волынь и Броды. Историческая память Украины

Волынь и Броды. Историческая память Украины

Еще живы люди, которые помнят о преступлениях глорифицированных украинских националистов.

Моей бабушке, Нине Иосифовне Манчук, исполнилось сегодня 93 года. Она видела своими глазами то, что давно стало для нас историей. И самые страшные события ее жизни происходили летом 1943 года, когда украинские националисты приступили к этнической чистке населения Волыни. Они массово уничтожали проживающих здесь поляков, чехов, недобитых в начале войны евреев и множество «неправильных» украинцев, которые являлись одной из главных мишеней этих погромов.

Моя бабушка — католичка. Она не знает польского языка, но молится по старому польскому катехизису, напечатанному на кириллице. На Волыни и на Полесье проживало немало украинских католиков, которых иногда именовали «латынниками», и они тоже становились жертвами погромщиков из ОУН и УПА* — хотя, как правило, не принимали никакого участия в политической жизни. С точки зрения тогдашних сторонников «европейского выбора Украины», их виной была только «польская» вера. Бандеровцы жестоко убили юного бабушкиного кузена, а однажды, когда мы собирали на Троицу осоку, чтобы украсить ограду около дома, она рассказала мне, что бандеровцы вычисляли по этому признаку «чужаков», празднующих Зеленую Неделю по григорианскому календарю. А потом устраивали на них нападения, счет которых шел в то лето на сотни.

«На Гуров напали ночью и перебили около 200 спавших поляков. После этого бандеровцы ворвались в соседнее село Выгранка, где вырезали 150 человек. На Порицк, где поляки собрались в костеле на праздничное богослужение, УПА напала в 11 утра. В окна церкви бросали гранаты и расстреливали прихожан. Во время нападения убили около 200 женщин, мужчин и детей, которых потом похоронили в массовой могиле. В то время как убивали прихожан, еще одна группа УПА убивала поляков, которые находились у себя дома. В Хренове убили 150 поляков, также собравшихся на богослужение. В Гуте Майданской вырезали 184 человека. В Киселине — 90 человек. Этот список можно продолжать очень долго. Считается, что бандеровцы уничтожили около 100 тысяч мирных, ни в чем не повинных людей», — пишет об этом глава Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский.

Украинские политики пытаются заретушировать тему волынского геноцида. По их мнению, уничтожение поляков и польских сел явились незапланированными эксцессами, которые якобы спровоцировали сами поляки — исходя из печально знаменитого принципа «сами себя сожгли». Однако программные документы Организации украинских националистов убедительно опровергают подобные утверждения. Они указывают на то, что уничтожение и изгнание поляков заблаговременно планировалось ее руководством, являясь важнейшей частью политической стратегии ОУН(б).

«Украинский народ только тогда обретет свои права, когда с оружием в руках выступит против захватчиков-ляхов и прогонит их со своих земель» — недвусмысленно говорит об этом воззвание «Как и за что мы боремся с поляками», которое напечатала накануне резни Краевая экзекутива бандеровцев.

«Наше восстание должно не только изменить политический строй. Оно должно очистить Украину от чужого, вражеского элемента и собственного, родного плохого элемента. Только во время восстания будет возможность вымести буквально до последнего польский элемент с западно-украинских земель и таким образом покончить с польскими претензиями на польский характер этих земель. Польский элемент, который будет оказывать сопротивление, падет в борьбе, а остальных надо затерроризировать и принудить к бегству за Вислу. Потому что нельзя допустить, чтобы после овладения западно-украинскими землями польский элемент мог бы жить тут рядом с украинцами. Западноукраинские земли в будущем украинском государстве должны быть очищены под национальным контролем, потому что эти земли имеют особое значение для будущего украинского государства, и поэтому не будет времени для борьбы с польским элементом, если бы такой сохранился еще неуничтоженным до конца после восстания», — рассказывал текст брошюры «Военная доктрина украинских националистов», которую подготовил соратник Ярослава Стецько, один из военных лидеров ОУН Николай Колодзинский. По сути, этот документ представлял собой развернутую программу истребления поляков, евреев, русских и украинцев, совершенно не скрывая цели и методы будущих этнических чисток.

Современные историки — за специфическим исключением профессиональных украинских патриотов — тоже признают организованный характер Волынской резни, подчеркивая, что среди ее жертв оказались не только этнические поляки. Оуновцы решили воспользоваться моментом и разом уничтожить всех, кого они относили к числу своих противников и врагов. Планируя эти акции, они использовали погромные навыки, приобретенные во время нацистского вторжения в Украину — когда украинские националисты участвовали в массовом убийстве ее еврейского населения.

«Было решено ликвидировать всех коммунистов, представителей других украинских политических группировок, которые отрицали руководящую роль ОУН(б), христиан-пацифистов, которые не признавали вооруженной борьбы. К категории нежелательных элементов можно было смело отнести всех поляков. Было очевидно, что единственное, на что могла рассчитывать с их стороны УПА — это враждебный нейтралитет. Поэтому было решено их устранить (читай: ликвидировать). Пример гибели евреев показывал, что по крайней мере в масштабе Волыни такое решение возможно. Больше того, в отрядах бандеровской УПА оказались полицейские, которые принимали участие в ликвидации евреев, то есть те, кто имел опыт проведения этнической чистки», — исчерпывающе написал об этом историк Гжегож Мотика в патриотическом львовском журнале «Ї».

Расплата за эти преступления последовала почти мгновенно — если судить по историческим меркам. Уже через год после Волынской резни, 13 июля 1944 года, войска 1-го Украинского фронта начали Львовско-Сандомирскую наступательную операцию, полностью разгромив эсэсовскую дивизию «Галичина». В боях под Бродами погибли или сдались в плен 7 тысяч украинских коллаборантов, многие из которых принимали участие в убийствах евреев, поляков и украинцев. А в последующие годы были уничтожены многие из организаторов этнической чистки — за исключением тех, кто бежал из Украины в обозе нацистов, превратившись потом в солдат холодной войны.

Такова подлинная историческая память Украины, о которой предпочитают не говорить, постоянно рассказывая о преступлениях советской эпохи. Славная победа под Бродами давно не отмечается властями на государственном уровне, а Волынская резня так и не стала поводом для покаяния перед ее невинными жертвами. В Украине еще живут люди, которые помнят о преступлениях глорифицированных украинских националистов — но их не показывают по телевизору и не приглашают выступать в школах.

И эта попытка забыть старые преступления закономерно оборачивается новыми погромами и убийствами.

* Деятельность организации с таким названием запрещена в РФ

Андрей Манчук

Комментарии