Ответ украинскому писателю из Кропивницкого

Ответ украинскому писателю из Кропивницкого

К годовщине начала Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года

Накануне Дня Победы болгарская писательница Генка Богданова поздравила с Праздником своих друзей и знакомых. Поздравления она рассылала веерно, то есть сразу на несколько адресов. И каково же было удивление приятелей Генки Богдановой, когда следом за поздравлением они получили огромное письмо от другого писателя из некоего города Кропивницкого.

Вскоре выяснилось, что Кропивницким называют ныне, по недоразумению, украинский Кировоград. Писатель же Васил Бондар возглавляет тамошнее отделение «спилки» писателей Украины. А письмо от него получили незнакомые с ним люди только потому, что он оказался среди корреспондентов Генки Богдановой, то есть поздравление с Днём Победы пришло и ему в числе других знакомых болгарской писательницы. И вот именно это поздравление и взбудоражило пана Бондара, заставив написать настоящую отповедь.

Что уж там обычно сочиняет пан Бондар, какие книги, нам неведомо. Но письмо у него получилось знатным. И по объёму (охота была же строчить!), и по задору (письмо настолько злобное, что можно подумать, будто пан Бондар на своей спине испытал москальский кнут), и по невежеству (такая истовая вера в новую мифологию простительна только детям, которые вынуждены начать знакомство с историей в школе и пока не имеют навыка обращения с информацией). Пан Бондар начал с места в карьер (орфография и пунктуация сохранены):

«Уважаемая госпожа Генка Богданова! Не по адресу Вы прислали мне своё поздравление с днём победы. Годиков сорок тому назад я, может быть, и промолчал бы в ответ на Ваши призывы-плевки «клеветникам России», поскольку так же, как и Вы сейчас, был зомбирован московским враньём (даже в школьном хоре пел «Хотят ли русские войны?» – хотели, хотят и будут хотеть, ибо это имперский сброд, который только и мечтает о разбое и завоевании чужих территорий). Да, тогда, юношей, я мог бы промолчать, но сейчас не могу. Сегодня я «клеветник» этой самой страшной в мире страны, которая с времён позднего своего зачатия по сей день будоражит всю планету Земля.

Вторая мировая война уничтожила большое зло – гитлеровский фашизм. Не надо только приписывать эту заслугу московской орде, как это делает особенно рьяно в последние десятилетия современный диктатор Путлер. Без Второго фронта и помощи оружием и снабжением Америки была бы возможна победа? Вопрос сегодня корректный и ответ очевиден. Так же, как и без Украины, без Грузии и других, поневоленных Россией народов. Историки мира давно поставили жирную точку в подытоживании тех страшных событий.

Как для меня, украинца, 9 мая может быть днём победы, когда одно моё село Тележинцы Тетиевского района Киевской области отдало в жертву противостояния Сталина-Гитлера 177 молодых жизней («Книга пам’яті України. Київська область», Київ, «Молодь», т.6, с.726-733)? Это день траура, День скорби (жалоби – по-украински) по убиенным. А 144 из этих 177 погибли после января 1944 года, когда Красная армия по дороге на Берлин подбирала всех мужчин и парней, не вооружив их, не обмундировав, не обучив элементарным навыкам военного ремесла – большинство их погибло в первом же бою и похоронены в соседних областях (в том числе отцы моих сестры и её мужа: Бондар Иван Ананьевич и Корнейчук Мефодий Александрович соответсвенно в марте и феврале 1944-го в Хмельницкой и Винницкой областях). 144 из 177 из одного села – двадцатилетние хлопцы! Это победа?

Как я, украинец, сегодня могу праздновать день победы, когда московская мразь оккупировала часть моей родины полуостров Крым и ведёт захватническую войну на восточных границах Украины? Вы, болгары, европейцы, хотя бы задумались над этим. Неужели вам ничего не говорит тот факт, что в соседней Чехии мэры городов сегодня усилили себе охрану, ибо не спросили у московских братьев как им называть улицы на чешской земле и кому возводить памятники? Сегодня зловещая московская рука рыщет и наводит ужас в Сирии и Молдове, в Черногории и Англии, в Африке и Америке, в Албании и Турции… По всему миру.

А Вы, Генка Богданова, пишете стих «Не клеветете Русия!» Да сегодня в мире столько «клеветников России», что ей не отмыться и не утереться до самого покаяния. До того времени, пока она не перестанет бряцать оружием и не уберёт всех своих разбойников из чужих территорий. Пока она не услышит глас своих же единоплеменников журналистки Валерии Новодворской и политика Бориса Немцова, народной артистки Лии Ахиджаковой и профессора Андрея Зубова, писателя Дмитрия Быкова и певца Андрея Макаревича…

Низко склоним головы над жертвами фашизма и рашизма!..»

Сложно сказать, туп ли пан Бондар от природы или секта украинствующих так перетёрла его мозги. Переубедить таких, как этот пан, невозможно. Он всё равно будет верить, что украинцы выкопали Чёрное море, построили пирамиду Хеопса и летали в космос на динозаврах; что Сталин с Гитлером развязали войну и только вмешавшаяся Америка, открыв второй фронт (правда, почему-то под самый занавес войны) и завалив СССР оружием и продовольствием, завершила страшную бойню. Тем же, кому очевидны его нелепые фантазии, а главное, источник этих фантазий, не нужно ничего доказывать. И всё же говорить и писать о таких, как этот писатель из города Кропивницкого, необходимо. Особенно в дни 9 мая и 22 июня.

Стоит, пожалуй, остановиться на главном тезисе из письма этого писателя о том, что Вторая мировая война началась как следствие противостояния Сталина и Гитлера. Подразумевается страшный, невиданный, беспрецедентный и бесчеловечный пакт Молотова-Риббентропа. Это первый аргумент борцов с исторической правдой. Козырем выступают секретные протоколы, в которых якобы содержатся страшные даже по тем временам планы передела Европы и порабощения свободных стран.

Для начала посмотрим, так ли беспрецедентен пресловутый пакт, а потом поговорим о секретных протоколах. Но сначала оговоримся, что никакого пакта ни Молотов, ни Риббентроп не подписывали. 23 августа 1939 года между СССР и Германией был подписан Договор о ненападении. И кроме как манипуляцией – дескать, зловещий документ подписали в Москве в 39-м – объяснить эти переименования нельзя. Итак, возможно, пан Бондар не знает, что на протяжении всей войны США и Англия продавали Гитлеру оружие, самолёты и прочую военную технику, а также и топливо.

Может быть, не слышал пан Бондар, что 15 июля 1933 г. в обход международных соглашений Англия, Франция, Италия и Германия подписали так называемый пакт четырёх. Был он подписан в Риме ради урегулирования взаимных разногласий и создания общего… антисоветского фронта. Подписанию предшествовали продолжительные переговоры, обнажившие массу противоречий между западными державами. Так, Германия настаивала на полном равенстве в вопросах вооружения и на пересмотре мирных договоров, заключённых после Первой мировой войны. Пересмотра требовала и Италия. Франция эти требования отвергала, а вот Англия рассчитывала на лидирующее положение в четвёрке. В итоге согласились на «равенство прав» Германии в области вооружений, что и позволило считать его прообразом Мюнхенского соглашения 1938 г. Договор, к слову, ратифицирован не был, поскольку не устранял все противоречия между подписавшими его странами. Зато по случаю Мюнхенского сговора была выпущена специальная медаль. Пан Бондар при желании вполне может найти её изображение в Интернете.

Наверное, неведомо пану Бондару, что существовали не только пакт Молотова-Риббентропа или пакт четырёх, но и пакт Пилсудского-Гитлера, подписанный 26 января 1934 года польским послом в Германии и немецким министром иностранных дел. Документ этот позволил Берлину присоединить Саар и Рур – области, отторгнутые после Первой мировой войны. А Польше – надеяться на поддержку Германии применительно к территориальным претензиям на часть Чехословакии, Литвы и СССР. И наверняка не в курсе пан Бондар, что существовала Официальная польская военная доктрина, подготовленная Главным штабом польской армии в 1938 году и гласившая: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна оставаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно… Главная цель – ослабление и разгром России». А спустя несколько лет польский дипломат Ян Каршо-Седлевский откровенно признавался: «Политическая перспектива для европейского Востока ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом, а Польша поддержит в этой войне Германию. Для Польши лучше до конфликта совершенно определённо стать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на Востоке, прежде всего за счёт Украины, могут быть обеспечены лишь путём заранее достигнутого польско-германского соглашения». Можно даже допустить, что пану Бондару эти претензии Польши на Украину приятны. Пожалуйста! Но как надо было вести себя советскому руководству, для которого такие признания были прямой военной угрозой?

Но, возможно, пан Бондар не слышал, что 18 июня 1935 г. было подписано англо-германское морское соглашение, ставшее двусторонним нарушением Версальского договора. По этому договору Англия признавала право Германии на военно-морской флот. А Германия для поддержания мира в Европе срочно начала строительство военных кораблей.

И уж, конечно, ничего неизвестно пану Бондару об Антикоминтерновском пакте, подписанным 25 ноября 1936 года Германией и Японией. Постепенно к этому соглашению присоединились Италия, Испания, Финляндия, Румыния, Хорватия, Словакия, Болгария, Дания, Турция. Страны-подписанты договорились информировать друг друга о деятельности Коминтерна и вырабатывать меры по противодействию его деятельности. Если пан Бондар не знает, то Коминтерн, или Коммунистический интернационал, – это международная организация, объединяющая коммунистические партии разных стран. А это значит, что подписавшие Антикоминтерновский пакт страны фактически растоптали столь любимую писателем из Кропивницкого демократию. Ведь и в странах-подписантах были коммунистические партии, имевшие право бороться за власть наравне с другими политическими партиями. О том, что этот пакт угрожал Советскому Союзу и другим странам, мы вообще промолчим.

Не знает пан Бондар и о том, что 19 ноября 1937 г. на встрече в Оберзальцберге с Гитлером лорд Галифакс говорил о готовности Англии согласиться с притязаниями Германии на Австрию, Чехословакию и Данциг в обмен на безопасность для Британской империи. И, наконец, 30 сентября 1938 г. в Мюнхене при участии Англии, Франции, Италии и Германии было подписано соглашение о разделе Чехословакии, в котором опять же участвовала Польша, оккупировавшая затем Виленскую область Литвы. После Мюнхенской встречи Германия согласилась подписать договоры о ненападении с Англией и Францией. Можно ещё вспомнить, хотя это и не так интересно, что договоры о ненападении с Германией подписали 7 июня 1939 года – то есть до пакта Молотова-Риббентропа – Латвия и Эстония.

Что же получается? Вся Европа вместе и поврозь договаривается с Гитлером о ненападении, о разделе чужих территорий, об уничтожении политических партий – и ничего, всем можно. И только Советский Союз, последним подписав аналогичный договор о ненападении, оказывается виноват в развязывании войны! Как же так? Почему?

Но молчит пан Бондар, хоть и кроется в хитрых глазах его усмешка: дескать, забыли сказать о самом главном – о секретных протоколах. Нет, пан Бондар, не забыли. Сейчас скажем.

До сих пор не умолкают споры об этих самых секретных протоколах. Уверяют, что это фальшивка и что доказать это совсем несложно. Однако протоколы были опубликованы, и каждый желающий, включая пана Бондара, может с ними ознакомиться. Что же такого страшного в этих протоколах? Читаем:

«1. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих прибалтийским государствам (Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы), северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. В этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими сторонами.

2. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих Польскому государству, сферы влияния Германии и СССР будут разграничены примерно по линии рек Нарев, Висла и Сан. Вопрос о том, желательно ли в интересах обеих Сторон сохранение независимости Польского государства, и о границах такого государства будет окончательно решён лишь ходом будущих политических событий. В любом случае оба Правительства разрешат этот вопрос путём дружеского согласия.

3. Касательно Юго-Восточной Европы Советская сторона указала на свою заинтересованность в Бессарабии. Германская сторона ясно заявила о полной политической незаинтересованности в этих территориях».

И что? Допустим, протоколы не фальшивка. Что из них следует? Да, стороны договорились о сферах влияния, но не об оккупации, как до сих пор нас уверяли. Раздел сфер влияния в те годы – обычная практика, означавшая, что страна, не претендующая на влияние, не стала бы проводить активную экономическую политику, воздействовать на властные структуры и поддерживать политические движения в определённых странах.

Да, идёт речь о границах Польши. Но не о военном вторжении в Польшу и уж тем более не о совместных военных действиях в Польше. А именно о границах, которые могут измениться и мирным путём. Как изменились границы Польши в 1938 г. после того, как эта страна присоединила к себе часть Чехословакии и часть Литвы. Ни слова в секретном протоколе не говорится о вхождении территорий, отнесённых к советской сфере влияния, в состав СССР. Специально для пана Бондара приведём цитату львовского профессора Владимира Макарчука: «Секретный протокол про разделение сфер влияния между нацистской Германией, с одной стороны, Союзом ССР, с другой, был составлен так, что формально не нарушал принятой в то время практики составления международно-правовых документов».

И в завершение приведём ещё одну цитату, а именно генерал-лейтенанта НКВД СССР, одного из руководителей советской разведки П.А. Судоплатова. Допускаем, что пан Бондар вздрогнул при этом имени, но что делать! Судоплатов, уже в 90-е гг. написавший книгу «Победа в тайной войне», рассказывал, что ничего не слышал о секретных протоколах пакта Молотова-Риббентропа накануне войны. Однако такие протоколы были обычным явлением в дипломатических отношениях, особенно когда речь шла о сложных вопросах. Например, перед самой войной всё та же Польша подписала секретные протоколы с Великобританией, по которым Лондон обещал военную помощь в случае войны между Польшей и Германией. Когда же П.А. Судоплатов ознакомился с протоколами пакта Молотова-Риббентропа в начале 90-х гг., то был очень удивлён, поскольку ничего секретного в них не обнаружил. В частности, что касается разграничения сфер влияния СССР и Германии в Польше, то карта с такими границами появилась в 1939 г. в газете «Правда» и её мог видеть весь белый свет. А весь шум и вся возня вокруг Договора о ненападении между СССР и Германией были затеяны, по мнению П.А. Судоплатова, «весьма искушёнными в делах тайной дипломатии людьми, с целью отвлечь внимание общества от собственных провалов во внешней политике, от односторонних, ничем не оправданных стратегических уступок западным державам, ничем, кроме тупоумия и профессиональной некомпетентности нельзя объяснить их расчёты на то, что в обмен на внешнеполитические уступки и одностороннее прекращение “холодной войны” страны Запада экономически помогут возрождению “демократии” в СССР. За всем этим, по-моему, скрывалась наивная вера, что Запад поможет Горбачёву в условиях кризиса в Советском Союзе удержаться у власти».

Переубедить пана Бондара невозможно – мы вовсе не обольщаемся, ведь секта украинствующих цепко держит своих адептов. Но стоило бы пану Бондару и Ко обратить внимание на слова П.А. Судоплатова: Запад никому не помогает просто так и если незападные политики обращаются к западным за помощью, кляня при этом Россию или СССР, то, скорее всего, речь идёт о тупоумии и некомпетентности, приводящим к провалам и кризисам.

Светлана Замлелова

Комментарии