Дали латышам горячую воду и удобства не во дворе

Дали латышам горячую воду и удобства не во дворе

Жилищное строительство в Латвийской ССР

В Латвии, начиная с 1993 года, было построено лишь 2% новых многоквартирных домов. Более половины всех домов в стране возведено в период с 1961 по 1992 год. Современная политика Латвии в области обеспечения жильем по сравнению с периодом развитого социализма стала несравнимо менее эффективной.

В межвоенной Латвии жилой фонд находился в основном в частной капиталистической собственности. Сразу же после установления советской власти в 1940 году жилой фонд был национализирован. В некоторых случаях бывшие владельцы многоэтажных доходных домов стали их управляющими, однако часть домовладельцев была выслана по классовым причинам или по причине политической неблагонадежности.

В целом, в 1940 году началось обобществление жилого фонда Латвийской ССР. Многие жилые объекты были переданы гражданам в личную собственность.

Поселение Агенскалнс (Хагенсберг) на левом берегу Даугавы / Фото: rigacv.lv

Рижские микрорайоны классической планировки с развитой транспортно-коммуникационной инфраструктурой появились в конце 1950-х годов на левом берегу Даугавы.

Первым таким районом стали Агенскалнские сосны. Строительство было начато на территории густого соснового леса и высоких дюн, которые примыкали к ремесленно-крестьянскому поселению Агенскалнс (Хагенсберг), застроенному усадьбами, деревянными домами и лабазами еще во времена Российской империи.

В 1958 году здесь по проекту главного рижского архитектора Николая Николаевича Ренделя началось масштабное, по латвийским меркам, строительство блочных домов из шлакобетона.

Новый микрорайон Агенскалнские сосны в 1963 году / Фото: rigacv.lv

Идеологические основы нового типа застройки были заложены в Москве. В 1955 году состоялось заседание ЦК КПСС, на котором приняли решение остановить возведение монументальных кирпичных зданий с большим количеством этажей и перейти к массовому строительству пятиэтажек из бетонных блоков.

Советские планировщики положительно отозвались об опыте подобных микрорайонов в Стокгольме, где с 1930-х велось интенсивное строительство многоквартирных жилых домов серийной застройки.

Немалую роль в подобной градостроительной смене вех сыграл 1 секретарь Союза архитекторов СССР Сергей Георгиевич Чернышёв, который с 1934 по 1941 год возглавлял архитектурное ведомство Москвы. При нем к концу 1950-х был построен и сдан в эксплуатацию первый в Стране Советов микрорайон с многоквартирными жилыми домами — легендарные Черёмушки.

В Черёмушках, включенных в административную черту Москвы 14 марта 1958 года, были построены первые «хрущевки».

Генеральный план застройки Черёмушек курировал выдающийся градостроитель и архитектор Натан Абрамович Остерман. Пример оказался востребованным.

Фонтан в 9 квартале Новых Черёмушек. 1964 г. / Фото: Джон Уильям Рэпс/ colta.ru

Вскоре и в других союзных республиках возникли свои Черёмушки. В 1958 году местность под возведение рижского микрорайона за Двиной была расчищена. Уже в начале 1960-х годов в Агенскалнских соснах вовсю велось строительство народного жилья.

Стандарты качества для своего времени были очень высокими.

Удобные подъезды и лестницы, просторные комнаты, высококачественная теплоизоляция, развитая система отопления, площадки во внутриквартальных дворах для рекреационных целей.

Со временем при микрорайоне впервые в истории появились свой детский сад, своя школа, продовольственные магазины. План предполагал строительство районной поликлиники, а в перспективе было намечено возведение рекреационно-просветительских центров — стадиона, бассейна, дома культуры, кинотеатра.

Рига, улица Мелнсила, район Агенскалнские сосны / Фото: raw21.com

Вскоре по такому же принципу были спроектированы и застроены основные густонаселенные рижские микрорайоны — Югла (середина 1960-х), Пурвциемс и Вецмилгравис (в основном 1970-е годы), Плявниеки, Зиепниеккалнс, Иманта (1980-е годы), в которых проживало по 50–70 тысяч человек. Это были обширные градостроительные комплексы, обладавшие высокоразвитой инфраструктурой, удовлетворявшей ежедневные потребности трудящихся.

В итоге в 10-й пятилетке (1976–1980 годы) во всей советской Латвии было построено квартир общей (полезной) площадью 5,35 миллиона квадратных метров, а только в период 1981–1982 годов — площадью в 2,1 миллиона квадратных метров.

Всего, согласно объективным данным статистики, с 1971 по 1982 год смогли улучшить свои жилищные условия более 1,132 миллиона человек, из них 781 тысяч человек получили жилплощадь в новых домах или построили собственные квартиры.

Примечательно, что самым плодотворным для крупномасштабного жилищного строительства был период с 1917 по 1975 год, когда число людей, получивших жилплощадь или построивших собственные квартиры, составило 510 тысяч человек.

Фото: Архитектура СССР / colta.ru

Не только в городской черте шло строительство общедоступного жилья. С 1966 по 1982 год в сельской местности было возведено в общей сложности 4,77 миллиона квадратных метров жилья, что составило более 27% всего построенного жилого фонда в Латвийской ССР за указанный период.

Иными словами, в аграрнозначимых районах Латвии, где традиционно преобладало латышское население, всплеск жилищного строительства пришелся на период брежневского «развитого социализма».

Именно в годы правления Леонида Ильича абсолютное большинство латышских землепашцев получили или расширили собственную жилплощадь. Наличие высокоразвитой жилищной инфраструктуры при агропроизводственных кооперативах было важным фактором, лишавшим латышских крестьян мотивации к переселению в крупные города.

Для сравнения: в межвоенной Латвии периода диктатуры Карлиса Улманиса (1935 год) всего лишь 51% жилья был оборудован водопроводом. Центральное отопление было подведено к 5% жилых домов.

Первый в Латвии 18-этажный дом / Фото: blogspot.com

Электричеством снабжалось 60% квартир всего городского жилого фонда. В домах рабочих подчас отсутствовали самые необходимые удобства, а бытовые условия отставали от общепринятых стандартов. В то же время плата за жилищно-коммунальные услуги часто превышала одну треть доходов обычной рабочей семьи, а в некоторых случаях — и того больше.

В советской Латвии начала 1980-х годов 91% жилого фонда республики был обеспечен водопроводом и канализацией, 87% — газом, 74% жилья было подведено к центральному отоплению. Горячим водоснабжением было оборудовано более 68% жилья, а ваннами — 74% всего жилого фонда.

При этом плата за коммунальные услуги была настолько незначительной, что население Латвии даже не может вспомнить, сколько она составляла. На самом деле, она колебалась в среднем от 10 до 25 рублей в месяц в зависимости от площади и удобств (при минимальной зарплате в 120 рублей, не считая премиальных и других доплат).

Наконец, главное достоинство — в Латвии на 1982 год все города и поселки городского типа были электрифицированы.

1964–1965 гг. Строительство поликлиники на Югле. Кадр из киножурнала «Советская Латвия». Оператор Владимир Гайлис / Фото: arterritory.com

Сегодня жилье в латвийской глубинке резко упало в цене. Причиной этому стали вовсе не стремление к общедоступности и народная политика местного правительства, а масштабный экономический кризис. В селах Латвии были ликвидированы все крупные агропромышленные предприятия, дававшие работу тысячам человек, а также фабрики и производственные центры, исполнявшие функцию градообразующих предприятий. Население массово перебирается в Ригу или за пределы Латвии, что ведет к колоссальной депопуляции села.

В отсутствие экономических средств в провинции Латвии любовно выстраивавшееся с 1950-х по начало 1990-х годов высококачественное жилье оказалось никому не нужным.

Скрунда — город-призрак Латвии / Фото: Reuters / inosmi.ru
Александр Филей

Комментарии