Недобитые бандеровцы: роковая ошибка Сталина и Берии?

Недобитые бандеровцы: роковая ошибка Сталина и Берии?

С месяц тому назад пребывающий сейчас в необременительной российской эмиграции экс премьер-министр Украины Николай Азаров внезапно разразился «сенсационным разоблачением». По его мнению, украинские «национал-патриоты», а говоря попросту – бандеровцы, «были созданы КГБ по указке Михаила Горбачева для развала СССР».

При всем моем личном уважении к Николаю Яновичу (основанном на том, что в роковые дни «майдана» он занимал чуть ли не самую жесткую позицию, за что и был отрешен от должности), согласиться с этим его высказыванием невозможно ни в коем случае. Ядовитая зараза украинского национализма имеет корни, которые уходят намного глубже. Впрочем, гораздо больший интерес представляет не так история бандеровщины, как вопрос о том, почему она не была выведена под корень тогда, когда к этому, казалось бы, имелись все возможности? Вот именно на него мы и попытаемся найти ответ.

Первые шаги, первые столкновения

В данной статье я и вправду не намерен рассматривать подробно ни историю зарождения украинского национализма, ни «славный путь» адептов такового. На эти темы написан ворох статей и книг – от серьезных научных трудов до увлекательной беллетристики. Поговорим мы о том, как спецслужбы СССР боролись с этим злом, и почему эта борьба не увенчалась окончательным успехом. Собственно говоря, с первыми реальными потугами Украины получить «нэзалэжнисть» пришлось столкнуться даже не большевикам, а еще Временному правительству России. Именно после Февральской революции 1917 года приверженцы таковой осмелились поднять голову и принялись не только молоть языками, красуясь друг перед другом в «вышиванках», а взялись за оружие. И, между прочим, в рядах этих первых и появились многие из тех, кто впоследствии пролил за «украинскую национальную идею» реки крови – как русских и поляков, так и собственных соотечественников. Тот же Роман Шухевич, к примеру, который в Гражданскую войну ужом вертелся со своим «гайдамацким куренем» между красными и белыми, весьма чувствительно получая на орехи то от тех, то от других. Действовавшие в Малороссии деникинцы, как несложно догадаться, стремлениям к «нэзалэжности» не сочувствовали ни разу…

С красными как раз оказалось полегче. С треском вышибив петлюровцев и прочее подобное отребье из Киева, заставив наиболее деятельных вождей — националистов разбежаться, как крыс, по эмиграциям, повели они себя довольно странно – принялись за «украинизацию». Самое интересное, что сомнительное это мероприятие нисколько не поддерживали жители центральных областей республики, не говоря уж о тех ее регионах, что лежали восточнее. Абсолютное большинство тех же киевлян причисляло себя к малороссам и требование перекрашиваться в каких-то «украинцев», вызывало у них исключительно негативные эмоции. На черта это было нужно самим вождям большевиков в Петрограде и Москве? Ну, как же – пролетарский интернационализм. Очевидно, исходя из идей такового, они даже приняли на службу некоторых видных «деятелей украинского национального движения», вроде того же профессора Грушевского, вроде бы «раскаявшихся» и «перековавшихся». Очевидно, немалое значение тут имело то, что самый главный националистический рассадник – Галичина, на тот момент находился под властью Варшавы. Нормальные жители Советской Украины строили социализм, там вовсю шла коллективизация и индустриализация, а призрак национализма, как тогда казалось многим, бесследно канул в то гнилое болото, из которого выполз…

Первый «звоночек» для Москвы прозвенел, собственно, когда созданная в 1920 году в Праге все тем же Коновальцем Украинская военная организация (УВО), уже год спустя приняла самое деятельное участие в попытке недобитых петлюровцев поднять восстание против большевиков на Украине. Невеликие числом и бывшие, мягко говоря, не лучшими вояками, повстанцы были крепко биты, и, вдобавок еще и выставлены из Польши. Надо сказать, что начавшие именно тогда оформляться во что-то конкретное, националистические силы Галичины изначально видели своими основными врагами большевиков и вообще «москалей» — они были твердо уверены в том, что Западная Украина вскоре вернется под руку Москвы. Жизнь, однако, внесла свои коррективы – неудачная для Советской России война с Польшей, закончившаяся Рижским договором, а затем и решение Антанты — оставить эти территории Варшаве, стали для галицких националистов крайне неприятной неожиданностью. Что ж – теперь они с огромной увлеченностью принялись за «визвольни змагання» против поляков, устраивая акции саботажа и теракты. Целями таковых становились, в основном, польские чиновники, вплоть до министра иностранных дел (планировали «борцы» добраться и до самого маршала Пилсудского, да не срослось). В СССР, по вполне понятным причинам, к объектам ненависти галичан ни малейших симпатий тоже не питали, так что и проблемы в их действиях для себя не видели. До тех самых пор, пока эта публика не поперлась на поклон к Берлину…

Немецкие агенты?! Ликвидировать!

То, что УВО, а впоследствии — и Организация украинских националистов, была в огромной мере проектом немецкой военной разведки (как антипольским, так и антибольшевистским), ни малейшему сомнению не подлежит. Коновалец, со всеми своими подельниками, запродался Абверу еще в 1922 году – когда никакими нацистами там еще и не пахло. Дураком он отнюдь не был, и его прогнозы относительно того, что именно немцы, скорее всего, постараются сокрушить как Польшу, так и СССР, оказались, увы пророческими. Две его встречи с Гитлером (состоявшиеся, кстати, еще до прихода НСДАП к власти) тоже вряд ли являются выдумкой, пусть сам Коновалец и отрицал их впоследствии самым решительным образом – хотя бы потому, что сообщения о таковых проходили по каналам как советской, так и польской разведок, в те годы враждовавших жесточайше. Да, в общем, и не столь уж важно – встречался или нет. Уж хвалебные-то статейки лидера украинских националистов, посвященные фюреру, точно ничьим вымыслом не назовешь, как и его призывы «встать густым казацким строем» под знамена со свастикой… Один лишь факт того, что в 1934 году, стоило лишь нацистам окончательно укрепиться во власти, штаб-квартира ОУН немедленно была перемещена в Берлин, говорит сам за себя. С той поры и началась активнейшая шпионско-диверсионная подготовка спецами Абвера кадров, набранных из националистов Галичины, а сами они окончательно превратились в нацистских холуев и наемников.

И вот это товарища Сталина уже решительно не устраивало! Недаром же Павел Судоплатов, человек, которого более, чем заслуженно, можно считать не просто «диверсантом №1» Советского Союза, но и главным специалистом по истреблению бандеровской нечисти, впоследствии вспоминал слова Иосифа Виссарионовича, сказанные ему в 1937 году во время встречи, посвященной намеченной ликвидации Коновальца. По словам Сталина, это не была «месть» (хотя главаря ОУН к смерти формально приговорили как раз за расстрел рабочих киевского завода «Арсенал»). Верховный ставил своему главному ликвидатору четкую задачу: «обезглавить украинский фашизм, являющийся агентурой фашизма германского», и, более того – «заставить этих бандитов перегрызться, борясь за власть». Надо сказать, что во второй своей части замысел Верховного удался блестяще – после того, как Судоплатов попотчевал Коновальца «шоколадными конфетами» с тротиловой начинкой, от которых фрагменты «верховного проводника» разлетелись по Копенгагену, ОУН и вправду начало лихорадить. Ее «вожди», калибром поменьше, сцепились в схватке за первенство с остервенением, способным посрамить пресловутых пауков в банке. Организация фактически распалась на две фракции – «бандеровскую» и «мельниковскую», члены которых резали глотки друг другу почище, чем «ворогам нации». И тем не менее…

Заслуженная казнь Коновальца не только не уничтожила движение галичанских националистов, но даже и не ослабила его настолько, чтобы оно перестало создавать серьезные проблемы. Ясно это стало уже в 1939 году, когда советские войска вошли на территорию Западной Украины. Тогда, впрочем, развернуться по полной бандеровцы просто не успели, хотя бед наделали немало. А уж после 1941 года… Батальоны «Роланд» и «Нахтигайль», дивизия СС «Галичина», львовская резня, Бабий Яр и пепел Хатыни… Посеянные Коновальцем и такими его верными последышами, как Шухевич, Бандера и прочие ядовитые семена, дали крайне обильные всходы. Под чутким «арийским» руководством эти палачи зверствовали так, что чертям в аду, наверняка, тошно было. При этом все разговоры о каком-либо «противостоянии» бандеровцев и нацистов, якобы «преследовавших» и даже «бросавших в темницы» кое-кого из кровавой националистической банды, являются, конечно же, полнейшей чушью. Хотели бы гитлеровцы избавиться от этих упырей – в два счета извели бы всех до единого. Однако как раз это в планы немцев не входило. При этом все так называемые «репрессии» были ничем иным, как указанием, начавшим зарываться прислужникам на их истинное место. То же можно сказать и о «вооруженной борьбе» бандеровцев с гитлеровскими оккупантами. Что-то ни в единой сводке педантичного до занудства в деле учета и контроля Вермахта, потерь от этой «борьбы» не указано и близко.

Недодавленная гадина

По-настоящему за бандеровцев взялись даже не после освобождения Украины от их хозяев, а после Победы. Да, всякая мразь пряталась по углам и стреляла в спину освободителям не только в Галичине – «лесные братья» шебаршились в Прибалтике, и даже кое-где в Белоруссии. Хватало проблем в Польше и других местах. Однако, именно на Западной Украине эти проблемы приняли совсем уже недопустимые характер и масштабы. По свидетельствам участников и очевидцев событий тех лет, Советская власть заканчивалась в Галичине на уровне райцентра. Отдаленные и глухие сельские районы (а Западная Украина всегда состояла и по сей день состоит в основном из них) были всецело в руках бандеровцев. Война бандеровской нечисти против советских людей не прекращалась ни на секунду. В 1944-45 годах, когда воины Красной Армии, не щадя себя, освобождали Европу и добивали нацистского зверя в его логове, бандитами из УПА было совершено около 15 тысяч терактов и диверсий. 30 тысяч только убитыми – вот потери от этой их гнусной деятельности! На разгром националистических бандформирований и подполья, в рядах которых насчитывались десятки тысяч человек на Западной Украине, вынуждено были брошены колоссальные силы. Не то что полки – дивизии, как воздух необходимые на фронте. И вот тут, честно говоря, возникает некоторое недоумение – другие народы, в годы Великой Отечественной войны замаравшие себя действительно массовым предательством и сотрудничеством с нацистами, несли за это ответственность полной мерой. Те же крымские татары или чеченцы, вполне заслужившие гнев Верховного, могут порассказать об этом немало. Однако, в отношении галичан было проявлено прямо-таки необъяснимое милосердие.

Да, оуновцев подвергали репрессиям и депортации еще в 1940 году. Что вовсе не помешало им впоследствии десятками тысяч бежать, сломя голову, на службу к гитлеровцам. Значит, было кому! А уже весной 1944 года, по личному приказу Лаврентия Берия, началась «чистка» Галичины не только от самих бандеровцев, но и от их пособников. Однако масштабы таковой несколько разочаровывают. В 1944 году в ссылку уехало 12 с небольшим тысяч человек. В 1945-м – менее 17 с половиной тысяч. Всего с 1944 по 1946 год число тех, кого выселили с Западной Украины за связи с националистическим подпольем, не дотягивает и до 37 тысяч. А в 1947 году грянула операция «Запад»… Вот тут уже за дело взялись более или менее серьезно – Галичину избавили от 76 тысяч «врагов народа и их пособников». Жестокость? Да нет… Просто лишение националистически-террористического подполья поддержки и опоры, кормовой и кадровой базы. Делалось то, что должно было делаться. Более того – как показали последующие исторические события, и этого оказалось совершенно недостаточно! Параллельно с «зачисткой» Западной Украины от тех, кто поддерживал бандеровцев и помогал им, шел разгром остатков вооруженных формирований ОУН-УПА, велась охота на их главарей. Тот же Шухевич был ликвидирован только в 1950 году. Кое-кто приписывает заслугу по отправке его в преисподнюю лично тому же Судоплатову, но это не совсем верно. Прекрасно известны те, кто изрешетил этого гитлеровского прислужника и палача собственного народа – два сержанта Госбезопасности: Полищук и Петров. Судоплатов «всего лишь» разрабатывал» операцию по поиску и ликвидации Шухевича, которая, являясь образцом блестящей оперативной работы, сама по себе достойна отдельного рассказа…

Накал борьбы с бандеровцами стал снижаться с начала 50-х годов. А в 1953 году происходит событие, лично для меня вообще непостижимое – Пленум ЦК КПСС принимает постановление по Западной Украине, фактически сворачивающее борьбу с национализмом. И делается это по личной инициативе никого иного, как Лаврентия Берия! В документе говорится о «чрезмерных репрессиях», вызывающих «недовольство населения», решительно предписывается «прекратить перегибы», но главное – указывается на необходимость «смело выдвигать на руководящие посты работников из Западной Украины» и «бережно относиться к представителям западноукраинской интеллигенции», опять-таки «активно выдвигая» таковых куда-то там… Приехали! Фактически, этим самым, на окончательном искоренении бандеровщины был поставлен крест. А дальше был 1955 год, когда по очередной хрущевской «амнистии» в родные края вернулись не только родственнички и пособники бандитов, но и чуть ли не все они самолично. Ей-богу, после этого теории о том, что Никита совершенно сознательно спасал эту нечисть, будучи тем или иным образом с ней «повязан», уже не кажутся мне завиральными. Вообще говоря, этот лысый черт принес столько вреда Советскому Союзу, что я готов поверить в его связи с любыми из его врагов. Ладно, Хрущев – что с него взять… Но Сталин и Берия? Неужели они и вправду утратили хватку, расслабились, размягчились?! Ведь в 50-е годы ошметки ОУН-УПА уже вовсю работали на США и Британию – английские и американские самолеты, сбрасывавшие им оружие и снаряжение – не выдумка вовсе, а задокументированный спецслужбами факт. Так в чем же было дело?

Возможно, Сталин, упрямо не видевший кардинальной разницы между Галичиной и нормальной Украиной, просто не хотел карать по всей строгости республику, жестоко пострадавшую в Великой Отечественной, чьи сыны и дочери доблестно сражались на фронтах этой войны? В таком случае и он, и Лаврентий Павлович, в долгосрочной перспективе подложили потомкам тех, кого «пожалели», изрядную свинью. Получается, что проявили они не милосердие, а совершенно непростительную для людей такого уровня близорукость. Первый же президент «нэзалэжной» Украины, крепко приложивший руку к развалу СССР, Леонид Кравчук – как раз бывший бандеровец. Хотя… Какое там «бывший»?! Недодавленная Сталиным и Берией гадина национализма, оказалась куда более живучей и ядовитой, чем это можно было себе представить. Именно галичанский бандеровский национализм, возродившись, и дал начало всему тому кошмару, в который сегодня погружена Украина. Да по большому счету – и тем проблемам, которые испытывает в этой связи Россия. Увы, последствия ошибок великих малыми не бывают…

Александр Неукропный

Комментарии