Гимн донецкой женщине

Гимн донецкой женщине

Славянскую женщину довольно сложно перепутать с европейкой или американкой. Славянку видно издалека, и не просто видно, её хочется разглядывать, любоваться ею, подмечать детали, восхищаться идеальным образом и грацией, с которой этот образ преподносится миру. Славянка обворожительна, великолепна, незабываема.

Всё, что я сейчас сказала о славянской женщине, можно сказать и о донецкой. С той лишь поправкой, что каждое слово надо умножить на десять. Это дончанку всегда издалека видно в толпе, это дончанки сводят с ума работников аэропортов своей красотой и идеальным внешним видом, это дончанки, несмотря на суровые времена, по-прежнему удерживают пальму (не Мерцалова) первенства по красоте и ухоженности среди всех остальных женщин восточной Европы.

К оглавлению

Феномен

Дончанки красивы от природы, можно сколько угодно говорить о модном нынче бодипозитиве, о духовном и внутреннем, но факт остаётся фактом, дончанки красивы не только внутри, но и снаружи. Просто стоит признать, что есть женщины, которые выиграли в генетическую лотерею. Рождённые на стыке, между. Земли наши не так давно начали осваивать, ехали сюда со всех концов большой страны, смешивались друг с другом, давали потомство. А потом, надо признать (это отлично описал Вересаев), что шахтёры (как правило, это были безземельные русские крестьяне) выбирали себе в жёны самых красивых хохлушек. Дончанки статны, ухожены, великолепны, фам фаталь, но все они светлые. От них идёт свет. Если когда-нибудь в Донецкой Филармонии отключат электричество, то красоты одной только заслуженной артистки Украины, оперной дивы Анны Братусь хватит, чтобы осветить всё здание.

Донецкий (а теперь уже и московский) дизайнер Яна Агафонова говорит о дончанках так: «Они живые, не безразличные, открытые как дети и по-еврейски хитрые одновременно. Они знают, чего хотят и умеют это взять, добыть любым путём, чего бы им это ни стоило. Кстати, они умеют работать, не просто работать, а пахать во всю силу, а к физической красоте южан, это очень сильный бонус. И ещё момент: почему-то сексуальность дончанок заметна всем окружающим. Дончанки — это те женщины, которых когда встречаешь на улице, хочется рассматривать. Они умеют магически компоновать или миксовать одежду и аксессуары. Они осознают все свои ресурсы и умеют их использовать. Даже если это не очень дорого, но из-за грамотного применения, их образы выглядят очень гармонично и женственно. Эти женщины имеют свой особый лоск и стиль».

Актриса и военный корреспондент Анастасия Михайловская, сама писаная красавица и большая умница, соглашается со мною, что дончанка феноменальна, и описывает её так: «Она гордячка. Если в кармане пусто, возьмёт в долг, ведь надо. Длинноногая красотка, коли ростом не удалась, юбку покороче, каблук повыше. Она хохочет, пусть дома пусто и муж в окопах. Она ненавидит тех, кто гнездо разорил люто. Убийц сыновей, отцов, другов, братушек. Своих она обожает, тихо любить ей мало. Она — красотка, лицо умоет — скромная птичка. Она сверкает, пусть из ларька, зато всех нарядней. Раньше всё было, ведь жили богато. Война всё забрала, но не дончанку!»

К оглавлению

Платья для красавиц

«Война и отсутствие денег — это ещё не повод отказаться от наряда!» — говорит донецкий дизайнер Ирина Радыш. Я полностью согласна с Ириной. Есть в дончанках такое свойство — смастерить наряд там, где его по определению быть не может. Мода в Донецке — явление молодое и не такое масштабное, как мечтается дончанкам. Перед войной был всплеск, начали проводить Donetsk Fashion Days. Проводили с размахом, на стыке искусств, локации выбирали знаковые и шикарные: «Донбасс Арена», новенькое здание аэропорта имени Прокофьева, «Шахтер Плаза». В тот раз, когда проводили в здании стадиона, у вашей покорной слуги в рамках модных дней состоялся поэтический перформанс. Мы даже фразочку тогда сконструировали: «Мы одеваемся так, как хотим жить. Мы говорим так, как уже живём…» И это абсолютная правда, дончанки и правда одеваются именно так, как хотят жить, одеваются вопреки обстоятельствам: войне, погоде и т.д.

© Анна Ревякина

Какой была донецкая мода до войны? С одной стороны, яркой, южной, сексуальной, а с другой — интеллектуальной. Модели в нарядах от Анастасии Романчиковой выходили на подиум с книгами, обменивались ими, открывали их, показывали друг другу какие-то строки. Высокие длинноногие красавицы в бархатных платьях с книгами в руках гордо вышагивали по подиуму, провозглашая на весь Донецк, что донецкая мода — это не только про шик, но и про интеллект.

И вот ещё нюанс: знаменитый бокастый пиджак Balenciaga, который так яростно возлюбили все модницы планеты, впервые был явлен миру до войны в Донецке. Белый и чёрный бокастые пиджаки были продемонстрированы той же Анастасией Романчиковой в рамках интеллектуальной коллекции. Нет, конечно, я ни в коем случае не обвиняю великого и ужасного Демну Гвасалию в том, что он процитировал донецкого дизайнера, но повторённая бокастость является фотографически зафиксированным фактом.

К оглавлению

Модная донецкая весна

В 2020 году седьмая военная весна в Донецке началась не по календарному, а по модному графику — 7 марта. Накануне главного женского праздника в «Донбасс Опере» прошёл показ сразу трёх коллекций Ирины Радыш «Классика и мода». Ирина известна как обладатель множества международных наград в мире моды, её коллекции не единожды занимали призовые места на конкурсах в России. Талант Ирины особенно ярко явил себя миру именно в военное время.

«До войны я как дизайнер не участвовала в Донецких неделях моды, но была активным зрителем, так как в тот момент решала для себя вопрос, участвовать или нет, — делится со мною Ирина, — с одной стороны, мне очень хотелось, ведь за моими плечами уже был двадцатилетний опыт работы в люксовом сегменте, а с другой — был острый дефицит времени. Моё ателье всегда было востребовано у клиентов. Я очень хорошо помню осень 2013 года, FW в Донецке, открытие проходило в здании аэропорта. Много гостей, именитые дизайнеры (Анна Бублик), дебютанты (Даша Чуприна), столько деталей всплывает в памяти: вот модель идёт в замшевых бирюзовых туфлях на 2-3 размера меньше её ноги и в самом конце дорожки туфель слетает, она заканчивает дефиле уже босая. Все гости дружно ей аплодируют, понимая, что она вытерпела ради целостности образа. А потом на втором этаже был индивидуальный показ Антонины Лившиц, она праздновала 10 лет в профессии. Побывав практически на всех показах той недели моды, я решила, что стоит попробовать и сделать первую коллекцию для подиума, но весной началась война».

Лето 2014 года Ирина Радыш провела в Донецке, никуда не уехала. Весь её коллектив остался в городе. «Мы созванивались каждое утро узнать, все ли живы, все ли пережили ночь, — вспоминает Ирина, — а в сентябре оказалось, что все наши клиенты уехали из города. Никому в тот момент не нужны были новые вещи, мы тогда радовались любому ремонту, зашивали дырки, приезжали в ателье просто пообщаться. Нам ещё крупно повезло с районом, в Калининском районе было относительно спокойно. Так что свою первую коллекцию мы сделали не благодаря, а вопреки, от полной безнадёги».

Режиссёр «Донбасс Оперы» Людмила Евтихова в прошлом году увидела коллекцию Радыш, которую дизайнер демонстрировала в Ботаническом саду Донецка, и предложила Ирине показать свои работы в театре. 7 марта зритель смог увидеть сразу три коллекции Радыш: зимнюю — «Город у моря», весеннюю — «Весна в Фиальте» и летнюю — «Соломенная шляпка».

К оглавлению

Мода из города До

Понятное дело, что Донецк — не Париж, но с учётом глобализации и того, что сегодняшняя мода черпает себя на улице, мы с дизайнером Яной Агафоновой попытались обозначить стилистические решения, родиной которых мог бы стать современный Донецк. Донецкая мода — это всегда про сексуальность. Донецкая женщина — самка. В самом высоком смысле этого слова. Та самая Ева, которой Адам однажды сказал: «Ты моя самка!» А она в ответ родила ему детей. Именно поэтому на фоне заполонивших мировые подиумы бесформенных чехлов для танков, модные дизайнеры почему-то называют их платьями, пальто и плащами, донецкая женщина продолжает носить одежду по фигуре. Не потому, что не следит за модой или отстаёт от тенденций, а потому, что хочет нравиться своему мужчине, хочет быть в его глазах женщиной.

«Дело в том, что Донецк не живёт трендами, какими-то навязанными правилами, — делится со мною Агафонова, — в Донецке мода своя. Она, конечно, другая. Ты же знаешь, с давних времен наши мужчины тяжело работали, рисковали жизнями, чтобы обеспечить своих женщин для того, чтобы те одевались и наслаждались жизнью. Тут есть чему поучиться всему миру. Донецкая мода — это глубже и шире, чем мода. Дончанки никогда ничего не диктовали миру. Они просто жили и что-то создавали».

К оглавлению

А теперь не для печати

«По-настоящему стильных женщин в Донецке не так много, как мне хотелось бы, — продолжила Агафонова, но уже шёпотом, — сама сказала, что Донецк — не Париж. Но! Наши женщины всегда хотят быть красивыми. Ты понимаешь, что именно это утрачено в мире? И не так уж и важно, в каком стиле одет человек, главное — посыл и что его мотивирует. Красота спасает мир… И у нас как будто встроено что-то внутри, и мы хотим быть красивыми в любых ситуациях. Во время бомбёжек мы всегда помнили, что бельё и колготки должны быть красивыми. Если будут нести на носилках и что-то оголится, то это должно быть красиво. Ты представляешь, что это в голове женщины?»

Представляю. Более того, я не просто это представляю, я отлично помню, как во время самых лютых бомбёжек меня периодически посещала мысль, что бельё действительно должно быть самым красивым, каждый день, словно я на свидание иду. Я тогда почему-то думала о патологоанатоме, даже не о носилках и ранении, а о самом страшном исходе — летальном. «Привезут меня в морг и увидят, что на мне бельё недостаточно красивое в последний день моей жизни», — так я думала. Чушь, конечно, сейчас даже стыдно в этом признаться, но так действительно было.

К оглавлению

И напоследок

Невероятная находка уже ушедшего года — текст дончанки Ларисы Гальцовой. Когда я увидела его в одной из соцсетей, я подумала, что это текст настоящего большого поэта, и спросила Ларису, кто автор. Лариса сказала, что автор она. Просто дончанка, не поэт, но при этом, конечно, поэт! Всего у Ларисы стихов пять, но один совершенно точно самый настоящий бриллиант. Всё, что вы хотели знать о настоящих дончанках, именно в этом бесхитростном, но таком бьющем тексте.

Не покупайте кресла из Ikea —
их здорово шатает при обстрелах.
А для тревожных сумок лучше Киплинг —
он легкий и туда всё точно влезет.
Бежать в подвал — наденьте Dr. Martens.
И каремат с собою захватите.

И телефон, который не подводит.
И позволяет к близким дозвониться.
О марке телефона можно спорить,
но большинство склоняется к «китайцам».

Бутылку рома, водки и текилы сложите в сумку.
И махана палку.
Ну, или сала.
Может, окунётесь в забвение и в фото модных трендов.
Ну, если вам удастся пережить…
Дай Бог всем нам пройти всё это
и не сойти с ума от безнадёги.
Нам в помощь также Дольче и Габбана,
флакон Шанели и надежда с верой.

Анна Ревякина

Комментарии